Александр Морозов (amoro1959) wrote,
Александр Морозов
amoro1959

политика памяти в эпоху постполитики

У этой эпохи есть особенность, последствия которой меня очень занимают. Это - изменение способа архивирования. Точнее говоря, это надо как-то понимать в рамках теории "политики памяти". Лет восемь назад сидели мы как-то с одним известным издателем справочников о храмах Москвы С.Ч. А в то время я помогал жене писать синодик храма. Она копалась в архивах, а я все это читал. И разговор наш с С.Ч. был такой: никто никогда не узнает о реальной  жизни того или иного прихода Москвы в 1990- и далее до конца времен. Ну, строго говоря, возможно историки лет через 150 получат доступ к бумагам, которые скопились в сейфе у владыки Арсения. И из этих многочисленных доносов прихожан на священников, священников на дьяконов и т.д. какая-то картина все-таки будет. (В бумагах Синода второй половины  19-го века тоже полным-полно этих доносов). Но в чем отличие модерна от сегодняшнего дня? Тогда писали мемуары. Причем, мемуары бытовые. Выходил себе на пенсию какой-нибудь вояка, отставной штабс-капитан и начинал писать - в том числе и о своем храме: как кого венчали, каким был поп, попадья и попова дочка и т.д.
Между тем, 90 и нулевые годы - это просто "мертвая зона". ..   Останутся только холодные официальные справки.

Еще хуже дело обстоит с политическими архивами сегодня. Весной был такой занятный эпизод. Пришли мы с сотрудницей РГАЛИ Е.Чугуновой на праздник ФЭПа. Она, как преданный своему делу человек, увидев "живую легенду российской внутренней политики" сразу ему возьми и брякни: "А вы не думали, Г.О., о том, чтобы сдать свои архивы к нам в РГАЛИ?".  До слез смеялся Г.О., с пониманием глядя на меня: "Мол, вижу-вижу, хороните меня... Не дождетесь!".
А между тем нелепая и невозможная идея Чугуновой вскрывает действительную проблему компьютерной эпохи. НИЧЕГО НЕ СОХРАНЯЕТСЯ. Это просто какой-то фантастический парадокс. В середине ХХ века большое количество  бумажек с личной правкой, например, Сталина аккуратно ложились в папочки и там полвека дожидались своих исследователей. Ныне же от так наз. "компьютерных архивов" не остается никаких следов уже через пять лет. Так наз. "резерные копии" валяются там, где их никто никогда не найдет. Больше того, документы с рукописной правкой - не сохраняются. Внесли, например, рукописные пометки шефа в электронную версию. Бумажки скорее порвали и в корзину.

Колоссальные дигитальные потоки сведений меняют структуру человеческой памяти и рефлексии. Девочка-студентка написала мне, что пишет диплом о медиа-менеджерстве Суркова. Понятно, что такой диплом сегодня невозможен. Но я глубоко задумался о том, а будет ли он возможен через 100 лет?  Или, возьмем, другой понятный пример. Вот у нас есть патологическая рекламная империя "Видео интернешнл". Это же очень интересно - как именно, с какими поворотными моментами, благодаря кому, с какими разговорами - потихоньку сложилась ситуация, когда группа лиц, состоящая из политиков, журналистов, меиаменеждеров, заняв ключевые посты на телеканалах, в АП и т.д. сплелись в такую совершенно гомогенную котлету. А ведь эта котлета ВЛИЯЕТ НА ВСЕ.

От Павловского не останется архивов, которые смогут пролить свет на ключевые моменты его биографии. Это означает, что историки ХХI века уже не смогут, как мы, например, сегодня применительно к Победоносцеву или Валуеву, понять КАК на самом деле ПРИНИМАЛОСЬ то или иное решение, с кем на самом деле велась борьба и т.д. Эта новая "историческая память" будет находиться примерно в том же состоянии, что и умы современников-аналитиков, т.е. в состоянии "конспирологического бреда".

На днях ко мне на работе подошел 25-летний мальчик-коллега и  деловито так говорит: "Хочу спросить вас как специалиста (Я РАССМЕЯЛСЯ), скажите, как вы считаете партия православных чекистов-силовиков будет влиять на выбор Патриарха" (Я ЧУТЬ НЕ РУХНУЛ, прямо схватился за стол).  Пришлось занять нудную профессорскую позицию и сказать: "Понимаете, коллега, выражение "православные чекисты" имело смысл исключительно в дискурсе известного письма Г.Павловского в "Новой газете", где с совершенно неизвестным вам -да и мне - целями создавалось описание противостояния в высшем политическом руководстве страны неких двух партий - якобы "чекистов" и якобы "либералов" НУ И ТАК ДАЛЕЕ вплоть до выражений "забудьте вы эту х.ню навсегда".
Возвращаясь к проблеме. Нет ни личных писем (стерты), ни закрытых записок (стерты), никаких архивных материалов. А будут только какие-нибудь безумные мемуары А.Шпунта, в которых все будет напутано и еще какие-нибудь мемуары М.Литвинович... И никто никогда не сможет понять, как именно родилась СХЕМА, описательная сила которой держалась десять лет... А ведь она повлияла на восприятие России на Западе, она произвела какие-то мутации внутри самой элиты в силу того, что люди всегда вынуждены как-то отстраиваться от "описаний"...

Все это я к тому, что трудно будет написать биографию Г.Павловского в серии "ЖЗЛ".  С Сурковым дело обстоит еще хуже. Останутся только стихи, пьесы и, надеюсь, хотя бы карандашные пометки в книгах. Он много читал.  
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments